Слишком много случайностей 7 глава

– Выходит, когда мы перейдём в Новый Мир, то перестанем быть животными?

– Перейдут только те, кто закончил быть животным уже в этом мире.

Доктор Айболит

Уже практически не чувствуя окоченевших ног, Александр надавил на кнопку звонка и облокотился на забор. Во дворе зазвенела цепь, и послышался веселый бас Князя.

– Саша! – заорала Галина Слишком много случайностей 7 глава, открыв калитку. – Ну разве так можно?! – Она втащила его во двор. – Мы уже не знали что мыслить! Как для тебя не постыдно?! Что с тобой снова приключилось?!

Оказавшись в гостиной, Александр аккуратненько снял с плеч ранец и свалился на пол, приготовившись к адской боли, когда ноги начнут согреваться Слишком много случайностей 7 глава.

– Где Вовка? – прохрипел он.

– Ой, нужно же позвонить, что ты возвратился! – спохватилась Галина и ринулась к телефону.

– Он что, пошёл меня находить?

– Он что, самоубийца?! Поехал находить спасателей.

Александр приоткрыл глаза, чтоб поглядеть, что происходит с его ногами. Двояшки с хмурыми лицами уже размотали онучи-портянки и аккуратненько освобождали ступни от промокших Слишком много случайностей 7 глава и обледеневших кроссовок.

– Боже мой! Саша! – причитала Галина. – Ну неуж-то эти языческие предрассудки стоят такового риска?! Володя! Всё, отбой, он возвратился! Не знаю, вон валяется на полу, ноги отморозил, кажется. Доктора? Не знаю, но если есть, то привези на всякий случай. Отлично.

Она положила трубку и Слишком много случайностей 7 глава скрипнула дверью шкафа.

– Девченки, вы не лицезрели, здесь кое-где бутылка водки была? Ах, вот она… Володя! Налей воды в ванну.

Вовка младший загрохотал по ступенькам наверх.

– Только не жаркой, чтоб комнатной температуры была! – кликнула ему вослед Галина и принялась растирать ноги Александра.

Он застонал.

– Больно? Это отлично! Маша, Даша, включите Слишком много случайностей 7 глава чайник!

Александр заскулил и начал скрести ногтями по паркету, как будто тело пробовало вылезти из себя.

– Тихо, тихо! – услышал он мужской глас. – Не пытайся вырваться из очага боли! Напротив, старайся погрузиться в неё!

«Как стремительно приехали», – мелькнуло удивление, но здесь же было заглушено новым приступом. Сознание Слишком много случайностей 7 глава послушливо начало делать аннотации.

– Перенеси всё внимание в ноги! Найди самую болезненную точку. Понимаю, что всюду больно!

В колене больно?

Александр помотал головой.

– Означает не всюду! Какой палец посильнее болит: мизинец либо большой? Либо, может быть, пятка?

И в какой ноге больнее?

Медику нужно было знать, что выручать сначала. Александр начал Слишком много случайностей 7 глава ассоциировать, чтоб ответить. Но необычное дело: стоило посмотреть внутренним взглядом на истерично ноющую левую пятку, как начинало казаться, что не так ей по сути и плохо, что большой палец правой ноги мучается намного посильнее. Когда же пальцу удалось, в конце концов, привлечь внимание к своим дилеммам, выяснилось, что Слишком много случайностей 7 глава и он в принципе ещё может подождать, так как мизинчику на левой помощь требуется куда срочнее. Мизинец тоже показал благородство, согласившись, что лодыжка как-то очень подозрительно чешется и, наверняка, начинать реанимацию нужно с неё, ведь какой смысл выручать его, если её всё равно придётся отрезать. Лодыжка произнесла, что Слишком много случайностей 7 глава ей, естественно, плохо, но не ужаснее, чем её соседке, и пока Александр находил, что все-таки ему ответить, нашел, что боль хоть и продолжала царствовать в его ступнях, но уже не была нестерпимой.

Он открыл глаза и через слёзы навёл резкость.

– Ну что, Мересьев ты наш, – произнесла Галина. – Сможешь сам в Слишком много случайностей 7 глава ванную подняться либо будешь тут лежать, пока Володя приедет?

– Как приедет? – шепнул искусанными губками Александр. – А разве он ещё не…

– Не! – развела руками Галина. – У него не летающая тарелка, а обычной внедорожник.

– А кто тогда тут был? – Он начал шарить очами по комнате.

– Саша, не пугай меня Слишком много случайностей 7 глава, пожалуйста! – В голосе Галины послышались близкие слёзы. – Я и так уже на пределе!

– Галь, я слышал мужской глас!

– Умолкни! – Она разрыдалась. – Хватит уже этих твоих штуковин! Сходи с разума в одиночку, а меня в это дело не втягивай! – Она вскочила и побежала наверх.

Александр натужился и сел. Одна из девченок подала Слишком много случайностей 7 глава ему кружку с чаем, другая подвинула кресло, чтоб он сумел привалиться спиной.

– Вы тоже никого тут не лицезрели? – обречённо спросил Александр.

Близняшки скорчили две настороженные гримаски и синхронно мотнули головами. Вдруг раздался некий шорох. Маша и Даша сразу вздрогнули и поглядели на ранец. Он издал некий непонятный звук Слишком много случайностей 7 глава и начал дёргаться. Поначалу завизжала одна, к ней здесь же присоединилась другая. Переорать их у Александра не было сил. На шум прибежал Вовка и, растерянно хлопая очами, пробовал найти причину переполоха. Следом возвратилась Галина и, топнув ногой, приостановила шум.

– Всё! Никаких больше привидений! – решительно отдала приказ она Слишком много случайностей 7 глава. – Вы слышали меня?! Привидений не бывает!

– А что тогда это? – Даша покосилась на ранец.

– Я не знаю! – Галина схватила его и скачком расстегнула.

– Осторожно! – простонал Александр.

Угрожающий вопль из ранца принудил Галину кинуть его и осткочить в сторону.

– Что угодно, но не привидение! – требовательно повторила она.

Александр дастал до ранца и Слишком много случайностей 7 глава извлёк из него упирающегося и кусающегося воронёнка, который здесь же уполз в угол и нахохлился, как большой перепуганный воробей.

– Ого! – Вовка начал медлительно подкрадываться к птице.

– Володя! Не подходи к нему! Видишь, он опасается! – отдала приказ Галина.

– Дай ему пищи, – попросил Александр.

– Как его зовут? – спросил Вовка.

– А может Слишком много случайностей 7 глава, это она! – сделала возражение Маша-Даша.

– Что у него с крылом? – спросила Галина.

Скоро возвратился Владимир. Вкупе с ним в комнату вошёл старый мужик с мед чемоданчиком в руках.

– Доктора Айболита вызывали? – улыбнулся он, снимая пальто.

– Здрасти! – обрадовалась Галина. – Только у нас сейчас пациент двуногий.

– Разберёмся! – усмехнулся Айболит и Слишком много случайностей 7 глава присел перед Александром на корточки. – Ну, что здесь у нас? – и он ощупал распухшие ступни. – Ничего ужасного! 1-ая степень обморожения, ну, может быть, начало 2-ой. Даже повязку накладывать не буду. Через пару дней встанет на ноги. Температуру измерили?

– Вы ветеринарный врач? – спросил Александр.

– Вас это обижает? – улыбнулся Слишком много случайностей 7 глава доктор.

– Напротив, веселит! Поглядите птицу, пожалуйста.

– Птицу? – Доктор увидел в углу воронёнка. – На данный момент с вами закончим и возьмёмся за птицу.

Позже Александра втащили на 2-ой этаж и аккуратненько погрузили в холодную ванну. Узкой струйкой включили жаркую воду и оставили его отогреваться.

Волхв

Пронизывающий взор из-под седоватых пушистых бровей, казалось Слишком много случайностей 7 глава, шарит по всем внутренностям. Луч встрепенулся, но не сумел подняться, придавленный к земле посохом беловолосого старца. Вокруг стояли мужчины с обнажёнными клинками и смеялись. Жутко не было. Неподалёку нежно звенел ручей, напоминая, что ничего отвратительного случиться не может.

Луч уже пару лет жил в стане белоснежных людей. Тут Слишком много случайностей 7 глава его талант был нужен. Он с наслаждением вырезал из дерева самые различные предметы: от ложек до украшений. Время от времени ему даже заказывали создавать изображения белоснежных богов для новых семейных капищ.

Общество белоснежных людей делилось на кланы, но в отличие от лесного народа тут каждый, до того как стать Слишком много случайностей 7 глава взрослым, был должен получить образование во всех областях, пройти проверку и только позже обусловиться с выбором собственного дела. Все непременно постигали базы кузнечного ремесла и по мере надобности могли починить клинок либо подковать жеребца. Все ведали травки и могли без помощи волхва сделать обычное лечущее средство, умели ориентироваться по Слишком много случайностей 7 глава звёздному небу и, главное, изображать слова при помощи начерченных символов. Не считая того, все, даже дамы, обладали простыми приёмами самообороны и каждый год должны были проходить переподготовку. Луч с наслаждением учился всему, не считая борьбы. Махать клинком он не обожал, но, подчиняясь обычаям, прогуливался на тренировки и терпеливо воспринимал Слишком много случайностей 7 глава поражения от молодёжи. Даже старик-волхв просто укладывал его на землю.

Старец убрал посох. Луч встал, поднял свою палку и опять принял оборонительную позу. На место старика вышел белобрысый паренёк с древесным клинком, и они сошлись в учебном бою.

Неуклюже отражая удары, Луч ощущал саркастический взор Ворона. Тот преуспел в Слишком много случайностей 7 глава боевом искусстве, но другие науки были ему не увлекательны и давались с трудом. Он не мог сдать экзамены, потому его не признавали взрослым и не позволяли воспользоваться реальным клинком, что очень злило и без того брутального юношу.

Когда они ворачивались с тренировки, Луч спросил:

– Ты выучил наименования звёзд?

– Нет Слишком много случайностей 7 глава! Я не понимаю, зачем мне это, и не желаю забивать голову никчемными познаниями!

– Это нужно, так как мы согласились стать переводчиками меж ними и нашим народом.

– Они убили наших! Кому переводить?

– Да нет же! Просто наши ушли, ужаснувшись небесного огня. Мы же не отыскали мёртвых!

– Так как Слишком много случайностей 7 глава они сгорели дотла!

Луч вздохнул, не зная что ответить. Такая идея и его посещала, когда он пробовал осознать, куда же все пропали.

– Но мы обещали, что будем жить по их законам и правилам! – напомнил Луч.

– Лучше бы заместо меня выжил Лис! – через зубы ответил Ворон. – Вы бы с ним были Слишком много случайностей 7 глава счастливы! – Он презрительно посмотрел исподлобья и ускорил шаг.

Луч возвратился в свою мастерскую и сел напротив практически готовой статуи. Поточнее, она была уже совершенно готова, но он всё шлифовал её, пытаясь довести до совершенства. Волхв попросил сделать богиню Ладу. На вопрос, как она должна смотреться, произнес, что как самая прекрасная Слишком много случайностей 7 глава дама в мире. Луч отдал волю резцам, которые специально для этой работы сделал кузнец, и вот она уже практически… да нет, не практически, а совершенно.

Пожалуй, в первый раз в жизни он не желал расставаться со своим творением. Но, вздохнув, Луч взял её и направился к волхву.

Старик Слишком много случайностей 7 глава длительно рассматривал статую, но Луч не мог осознать, что выражает его лицо. За годы, проведённые с белоснежными, он научился различать обыкновенные эмоции, вроде гнева, радости, ужаса и хохота, но на данный момент было что-то другое, чего Луч пока не осознавал. Он боялся, что заказчик не одобрит богиню, ведь Слишком много случайностей 7 глава она вышла не похожей на полнощёких и большеглазых белоснежных дам. И в то же время страшился, что волхву она понравится и он заберёт её.

В конце концов старец обернулся и медлительно, чтоб Луч успевал переводить, спросил:

– Где… ты… лицезрел… такую… даму? – Слова он по привычке дублировал жестами, хотя Слишком много случайностей 7 глава Луч издавна уже осознавал их на слух. Труднее было ответить на вопрос, так как многие звуки как и раньше тяжело было произносить, ну и выстроить слова верно не всегда удавалось.

– Это богиня Надэ, – ответил он. – Она с нашим народом и с Папой… была.

Старик сдвинул брови.

– Ты хочешь сказать, что так Слишком много случайностей 7 глава у вас изображали богиню любви?

Луч помотал головой, что у белоснежных означало «нет».

– Так… была похожа… жива богиня Надэ. Лесные люди не мог делать такая фигура. Нет ножика.

– Жива, говоришь, была? А где она на данный момент? Ушла с шаманом?

Луч весело вскинул плечи ввысь, что означало Слишком много случайностей 7 глава «не знаю», но позже поразмыслил и уверенно мотнул головой.

– Шаман произнес, Надэ остается, смотреть за белоснежный человек. Лес хранить.

– Ах так? А ты её сам лицезрел? – И старец опять показал на свои глаза.

– Лицезрел! – кивнул Луч. – Её все лицезрел. Ворон лицезрел.

– И Ворон лицезрел? – опешил волхв. – А ты можешь сказать, какой Слишком много случайностей 7 глава у неё рост? – И он положил руку для себя на маковку.

– Большая! – закивал Луч. – И поднял руку над головой так, что она чуть сравнялась с переносицей волхва.

Старец разочарованно опустил свою ладонь на тот же уровень.

– Не-не! – замахал рукою Луч и запрыгал.

Волхв поднял руку над собственной головой Слишком много случайностей 7 глава.

– Да! – кивнул Луч. – Большая.

– Нужно же! – Старец вдумчиво погрузился на лавку. – А я-то задумывался, пригрезилось. А выходит… Так, может быть, и дед мой не сказки говорил?

– Что говорил дед? – Луч сел на травку и приготовился слушать.

– Издавна это было. Все считали его выжившим из мозга, и только Слишком много случайностей 7 глава мы, дети, ему верили. А говорил он, что живойёт в лесу старик-хозяин, на две головы выше обыденного человека. И что обладает он силой необычной, и чудеса различные творить может. И что в один прекрасный момент отдал он деду моему поручение – доставить письмо князю, а в заслугу обещал Слишком много случайностей 7 глава обучить его различным премудростям, да только при условии, что тот вернётся, когда все внуки возрастут. Поэтому дед нам всегда гласил: «Растите резвее, не терпится мне уже к Владельцу уйти». А бабка наша вздыхала и гласила: «Не нужно детям головы ерундой забивать, хватит на семью 1-го полоумного». Но в один прекрасный момент Слишком много случайностей 7 глава дед всё-таки ушёл в лес да так и не возвратился. Выискали его, выискали да решили, что волки. Понимаешь?

– Стремительно гласить, тяжело осознавать, – кивнул Луч.

– Тяжело ему, – усмехнулся волхв. – А мне не тяжело, думаешь? Лицезрел я вчера вашу богиню.

– Да! – опять кивнул Луч. – Она смотрит за белоснежный человек Слишком много случайностей 7 глава. Чтоб он не обижал лес и лесные люди.

Старец вдумчиво закивал головой.

– Скажи мне, – отважился в конце концов Луч и выпалил заблаговременно составленный и заученный вопрос: – Как ты делал шары из огня, которые прогнали Волка и лесных воинов?

Волхв поглядел на него с недоумением.

– Какие шары?

– В тот денек, когда Луч Слишком много случайностей 7 глава и Ворон пришли к белоснежным людям. Вы пели, а из реки подымался огнь.

– Огнь? Из реки? – Старец вскинул лохматые брови. – Я такового не могу! Я всего только чернокнижник. Мы собираемся все совместно и поём, наши души соединяются воединыжды в единый коло, – старик сделал руками жест, показывающий круг Слишком много случайностей 7 глава, – и я направляю нашу волю в небеса, дую. Колдую. В тот денек мы обращались за помощью к богам, и они прислали тебя.

– Вы просить у богов меня? – опешил Луч. Он всегда задумывался, что им с Воронёнком разрешили жить в деревне из милости.

– Ну, не непосредственно тебя, естественно, – развёл руками волхв Слишком много случайностей 7 глава. – Мы никак не могли осознать предпосылки злости по отношению к нам. Мы не делали вам ничего отвратительного, а вы нападали. Нужен был человек, способный выучить наш язык и обучить нас собственному, чтоб мы могли говорить с лесным народом.

– Так это не вы сожгли нашу деревню?

– Мы? Как мы могли это Слишком много случайностей 7 глава сделать, если все были на берегу?

– Ворон произнес, что вы сможете стрелять огнём.

Волхв помотал головой:

– Нет! Это могут только боги. А мы не желаем вести войну, поэтому и ушли из собственного мира в такую даль и начали всё поначалу.

У Луча в голове крутилось ещё огромное количество вопросов Слишком много случайностей 7 глава, но словарный припас был пока очень мал, чтоб спросить о том, зачем даже в его родном языке не было определений. Это пробуждало чувство, схожее на голод. Он знал, что если его не удовлетворить, оно будет нарастать до того времени, пока не вспыхнет истязающей яростью и не выжжет душу Слишком много случайностей 7 глава. Он вспомнил собственного друга, который повсевременно страдал от этой заболевания, чем раздражал всех собственных родичей. Ранее Луч тоже не мог осознать Лиса, а на данный момент, точно так же, никто не соображает его самого. Например, он знает, но не может разъяснить Ворону, для чего нужно «забивать голову ненадобными знаниями Слишком много случайностей 7 глава». Он сообразил это тогда, когда «поющее коло» растворило-таки его внутри себя.

Тогда Лучу на мгновение показалось, что он стал с ним единым целым. Как свои, он увидел мысли белоснежных людей, их чувства, познания и умения. Он ощутил так же и их страдание, но оно не могло Слишком много случайностей 7 глава превзойти того блаженства, ради продления которого он готов был на всё. Но вдруг круг заколыхался, как вода, в которую бросили камень, и разбился на огромное количество маленьких лужиц. Люди очнулись и с удивлением начали рассматривать вторженца, вторгнувшегося в их священнодействие. В первую минутку Лучу казалось, что он соображает слова старца, обращённые к Слишком много случайностей 7 глава нему, и соглашается с ними, но позже наваждение прошло, он развернулся и ринулся догонять Воронёнка. Уже позднее, истощённые и отчаявшиеся, они пришли к белоснежным и попросили пищи и жилища.

Путеводная звезда

Открыв глаза, Оксана увидела прямо впереди себя гигантскую пылающую свечу. Протерев глаза и наведя резкость, она сообразила, что это Слишком много случайностей 7 глава край солнца выглядывает из-за шторы прямо над термосом с кофе. Рука потянулась к крышке, но Оксана отдёрнула её, вспомнив о данном для себя с утра обещании – менее одной чашечки в денек. Нынешняя порция уже была выпита.

Как она попробовала отвлечься, жажда усилилась. Причём это было не примитивное Слишком много случайностей 7 глава слюноотделение и не подсасывание в желудке. Казалось, всё тело, от затылка до ногтей, ноет и просит горьковатого чёрного зелья.

«Ладно. Но только одну!» – согласилась Оксана и взяла термос. Освобождённое солнце ослепило, пробежало по позвоночнику и вышло через кончики пальцев. Жажда ослабела.

Оксана поставила термос на место и Слишком много случайностей 7 глава, откинувшись на спинку дивана, опять закрыла глаза. На тёмном экране отпечатались цветные пятна, и среди этой сюрреалистической картины гордо стояла пылающая свеча. «Что же это за знак?»

Оксана возвратилась в кабинет Графа и задала вопрос.

– Острие свечки? – Граф посмотрел на канделябр. От его дыхания пламенные солдатики встрепенулись, присели, козырнув, и опять Слишком много случайностей 7 глава застыли, вытянувшись по стойке смирно. – Если в 2-ух словах: свеча – это портал в высший мир. Но раскрывается он только тогда, когда пламя расслабленно и вершина его заострена. Если же огнь колышется от сквозняка, трещит плохой воск либо образовался нагар на фитиле, то этот эффект исчезает.

– Портал? В Слишком много случайностей 7 глава другое измерение? – Оксана недоверчиво хмыкнула.

– Я не буду вдаваться в физические подробности, – улыбнулся Граф. – Скажу только, что над огнём создаётся зона вакуума, а он, как ты знаешь, не теплопроводен. Потому на острие появляется точка, из которой теплу некуда уходить, и она прожигает дыру в иную действительность.

– Ерунда какая-то! Как Слишком много случайностей 7 глава может появиться вакуум в открытом пространстве? Почему он не заполняется?

Граф пожал плечами и, взяв перо, окунул его в чернильницу.

– Почему жидкость собралась в каплю, а не стекла на стол? – спросил он.

– Из-за поверхностного натяжения.

Он коснулся пером бумаги, и на ней расплылась клякса.

– Огнь тоже имеет Слишком много случайностей 7 глава схожее свойство. Смотри.

Он взял иголку и поднёс к верхушке пламени. Ввысь потекла узкая струйка дыма.

– Но ты ведь не о физической свече спрашивала. Правильно?

– Мне любопытно, что за состояние было тогда во сне, когда я лицезрела все эти странноватые знаки.

Граф загадочно усмехнулся.

– Это был контакт твоего сознания с миром… ммм Слишком много случайностей 7 глава… вроде бы его именовать? Древнейшие греки (а позже иудеи и христиане) называли его «София», древнейшие русы – «Правь». Мусульмане именуют «Мать Книги». Это источник хоть какого познания и причина всего. Во сне твоя логика по привычке попробовала всё классифицировать, вот и вышли «геометрические фигуры».

– Но что они означали?

– Это Слишком много случайностей 7 глава были «коды программ». Там, где программер создаёт картины и деяния, ты видишь огромное количество непонятных значков.

– Но там, во сне, я же всё понимала!

– Там ты была программером.

Граф потёр лоб, пытаясь отыскать более понятное разъяснение.

– Представь, что ты погрузилась в озеро. Когда ты была там, ты была снутри осознания Слишком много случайностей 7 глава, ты была едина с ним, а когда вышла, вода стекла и скоро высохла.

– Тогда почему огнь? Логичнее было представить это в виде воды.

– Я уже произнес для тебя, что плазма, которая появляется на острие свечки, по неким свойствам подобна воде, но находится на ином энергетическом уровне. Сопоставление с Слишком много случайностей 7 глава водой больше подходит состоянию, которое древнейшие русы называли «Навь». И в представлении других народов, уход в мир другой был связан с реками, ладьями либо мостами.

– Верно ли я понимаю, что «Навь» – это наше подсознание?

– Если я правильно понимаю, что ты подразумеваешь под словом «подсознание», то да. «Навь» – это Слишком много случайностей 7 глава весь скопленный опыт населения земли, ваши ужасы, нереализованные желания, неразгаданные загадки, непрощёные обиды, незаконченные дела. Навь – это большой океан, среди которого лежит маленькой островок Яви.

– А Правь тогда…

– Если продолжить сопоставление, то Правь – это пламенный камень, который лежит на том полуострове.

– «На полуострове Буяне, в море-океане, лежит камень бел-горюч Слишком много случайностей 7 глава Алатырь», – вспомнила Оксана сказку, которую говорил в детстве папа.

– Да, – улыбнулся Граф. – Люди выдумали огромное количество сказок, чтоб сохранить познания до той поры, когда сумеют вновь понять их.

– Вновь понять? Но почему мы вдруг всё запамятовали?

– В легендах поведано и о причинах утраты памяти. Что толку Слишком много случайностей 7 глава повторять их? Пора вспоминать.

А для этого для тебя придётся очень глубоко нырять в глубины подсознания и обучаться удерживаться на «острие свечи» в сознании.

– А этому можно научиться?

– Естественно, можно! – улыбнулся Граф. – Но нужна долгая подготовка. Хотя бывает, что у неких людей этот талант проявляется с юношества… либо после Слишком много случайностей 7 глава какого-либо стресса.

– А почему он вдруг появился у меня?

– У тебя?! – саркастически опешил Граф. —

С чего ты взяла?!

– А разве «красная луна»…

– «Красная луна» – это символ, что твоё пламя страшно коптит, воск глупо плавится и течёт.

И если ты срочно что-то с этим не сделаешь, то…

– И Слишком много случайностей 7 глава что все-таки мне делать?!

– Сначала укоротить фитиль.

– Как это?

Граф взял особые ножницы и подрезал на одной свече утолщённый от нагара фитилёк. Огнь сходу повеселел, засиял и растянулся.

– Голову отрубить, что ли? – возмутилась Оксана.

– Время от времени, к огорчению, приходится и так.

– Означает, вы отправили Жанну на казнь, чтоб…

– Чтоб Слишком много случайностей 7 глава спасти её.

– Не понимаю, – шепнула Оксана.

– Просто передай ей письмо.

– И это выручилёт её?

– Это выручилёт вас обеих, если найдёте шкатулку!

– Но… – Она не успела договорить, так как в один момент забыла, что желала сказать. Идея вроде бы тормознула. Оксана встряхнула головой и открыла глаза. Рука потянулась к термосу. Сознание Слишком много случайностей 7 глава возвратилось, когда половина чашечки уже была выпита. Ругая себя за слабоволие, Оксана поставила остаток на стол и придавила ладошки к лицу.

– Где же находить эту чёртову шкатулку?

Оказавшись во тьме, она ощутила слабенький свет, идущий откуда-то сверху. Подняв взгляд, сообразила, что это рассвет просочился через Слишком много случайностей 7 глава крохотное оконце, которое находится на недостижимой для человека высоте. Она осмотрелась. Тесноватая камера была больше похожа на колодец, чем на комнату. В углу лежала грязная подстилка, на которой, свернувшись калачиком, спала измождённая дама. Её лицо опухло от слёз, волосы были перепутаны, одежка изорвана. Оксана осторожно тронула её за плечо.

Жанна вздрогнула и Слишком много случайностей 7 глава открыла глаза.

– Уже пора? – флегмантично спросила она.

– Я принесла для тебя письмо, – произнесла Оксана.

Жанна приподнялась на локте и или удивлённо, или настороженно обозрела Оксану. Позже она села и взяла лист бумаги. Прищурившись, попробовала прочитать, но света не хватало. Обидно усмехнувшись, она опустила письмо.

– А что толку? Я не Слишком много случайностей 7 глава совладала. Тут вероятнее всего ответ на загадку, которую я так и не смогла разгадать.

Жанна задумалась. Её взор, казалось, уходит вдаль, через закопченную кирпичную стенку.

– Он повсевременно загадывал такие загадки, – с обидой в голосе произнесла она. – В один прекрасный момент на Рождество произнес, что при помощи «путеводной звезды Слишком много случайностей 7 глава» мы можем отыскать то, что сделает нас красивыми. «Но помните, – предупредил он, – что последние станут первыми».

– Что это значит?

– Это из притчи Иисуса: один человек нанял работников для сбора винограда и условился с ними на один динарий. Они пришли днем и начали работать. Позже владелец увидел, что они не успеют Слишком много случайностей 7 глава за денек всё убрать, и нанял им помощников, которые начали работать с пополудни. А позже, под самый конец денька он привёл ещё людей. А когда настало время расчёта, он выдал всем по одному динарию. Понимаешь? И тем, кто работал утром, и тем, кто пришёл последним. [12]

– М Слишком много случайностей 7 глава-да… не очень справедливо, – согласилась Оксана.

– Почему же? – усмехнулась Жанна, чуть сдерживая слёзы. – 1-ые уславливались на один динарий, и они его получили. Всё честно. А то, что последним, которые практически не работали, досталось столько же, так это от щедрот Владельца. Мораль: не нужно завидовать и считать чужие средства.

– По Слишком много случайностей 7 глава логике, тяжело с этим не согласиться, но… ты не окончила свою историю. Что было далее?

– В монастыре было огромное количество картин, фресок и скульптур с изображениями звёзд. Рядом с каждой была спрятана заколка для волос. Я самая 1-ая отыскала свою, а позже другим помогала находить. Все они были различные. Я Слишком много случайностей 7 глава увидела, что чем труднее отыскать украшение, тем оно привлекательнее и дороже. Тогда я дала свою простенькую заколку девченке, которая уже отчаялась отыскать, и продолжила находить далее. Находя, я опять отдавала и продолжала находить «самую-самую». Ведь последняя станет первой. В конце концов мы разыскали все, не считая одной. И угадай, кому Слишком много случайностей 7 глава не хватило?

– Очевидно для тебя.

– Вот такая драматичность судьбы, – усмехнулась Жанна. – Я отыскала практически все, а сама осталась ни с чем.

– А забрать назад какую-нибудь?

– Аббат произнес, что нельзя. Ведь если б я не помогала им, то они бы и сами отыскали. Пусть подольше бы находили, но Слишком много случайностей 7 глава отыскали бы.

– И что? Так и не дал подсказку для тебя, где находить последнюю?

Жанна тяжело вздохнула.

– Дал подсказку.

– Ну так что все-таки ты тогда ревёшь? – опешила Оксана.

Жанна засмеялась через рыдания.

– Представляешь, она лежала в той книге… ну, с вырванными страничками… в моей тумбочке…

– Что за книга с Слишком много случайностей 7 глава вырванными страничками? – нахмурилась Оксана.

Жанна обиженно усмехнулась.

– Это тоже был подарочек к Рождеству, только предшествующему. Нам пораздавали книги из монастырской библиотеки. У всех были различные. Мне досталась та, где рассказывалось, как Мария с Иосифом направились в Вифлеем и в пути у их родился малыш Иисус. Начав читать, я Слишком много случайностей 7 глава нашла, что в книжке страничек не хватает.

– Ты произнесла об этом матушке?

– Для чего? – пожала плечами Жанна. – Я забросила книгу в тумбочку и забыла о ней. Там я и отыскала позже свою звёздочку, которая числилась самой первой и самой лёгкой, и потому была совершенно обычной и безобразной Слишком много случайностей 7 глава. Лучше бы он не давал подсказку!

Я бы продолжала находить и мыслить, что когда-то обрету заколку необычной красы с реальным бриллиантом.

В камере стало светлее.

– Думаешь, не стоит читать подсказку? – спросила Оксана. – Но ведь сейчас речь идёт не о заколке для волос, а о твоей голове.

Жанна утёрла Слишком много случайностей 7 глава слёзы и опять поднесла письмо к очам.

– Тут написано, что я должна во всём доверять для тебя. Что ты поможешь мне выйти из кутузки.

– Я?!

Жанна пожала плечами, и в очах её засветилась надежда.

– Написано «подателю этого письма». Ты же мне его принесла, означает, речь о для тебя.

Оксана поглядела Слишком много случайностей 7 глава на окно. Даже если она поможет Жанне до него достать, то маловероятно, что той получится протиснуться через узенькое отверстие. Этот вариант отпадает. Остаётся дверь. «Нет ничего невозможного», – напомнила для себя Оксана и навалилась на неё плечом. Дверь на удивление просто отворилась. Они вышли из камеры и побежали по длинноватому Слишком много случайностей 7 глава слабоосвещённому коридору. За поворотом оказался таковой же сумрачный путь, который привёл к новенькому повороту, который в свою очередь не открыл ничего нового. В конце концов они узрели приоткрытую дверь, из-за которой пробивался слабенький луч света. Обрадовавшись, Оксана раскрыла её и… оказалась в той же камере, из которой они сбежали Слишком много случайностей 7 глава. В окно светило солнце, напоминая о неумолимом приближении вечера.

– Издавна пора усвоить, что блуждание по сероватым лабиринтам глупо, если не знаешь, куда хочешь попасть, – с досадой произнесла Оксана. – Для тебя есть куда идти? – обратилась она к Жанне.

– Нет, – помотала головой та. – Разве что в монастырь. Одна из Слишком много случайностей 7 глава моих подруг… ну, помнишь, та, которой я дала свою заколку… она постриглась в монахини и на данный момент, может быть, могла бы меня приютить.

– И ты согласна провести остаток жизни в монастыре?

– А у меня есть другой выход?

– Послушай! На данный момент я скажу для тебя кое-что, но ты не пугайся Слишком много случайностей 7 глава.

– Отлично.

– Эта камера – твоё «чистилище». Твоё, и моё. Отсюда нет выхода, «лишь бы выйти». Понимаешь?

– Я мертва? – Глаза Жанны расширились от кошмара.

– Успокойся! Погибель – это ещё не конец. Мы выберемся. Только ты должна осознать, чего хочешь.

– Я желаю жить!

– Нужно непосредственно! Как жить? Где? По другому Слишком много случайностей 7 глава окажешься просто за еще одним поворотом тёмного пути в никуда. Ты должна вспомнить свои самые счастливые деньки, когда всё-всё было отлично.

– Всё-всё? – Жанна растерянно начала шарить взором по освещённой солнцем стенке.

– Из «чистилища» ты можешь попасть исключительно в Рай. А там не может быть плохо. Там только отлично либо Слишком много случайностей 7 глава прекрасно. Как ты для себя представляешь Рай?

– Представляю Рай? – Жанна задумалась. – Его все представляют в виде сада, где лев и ягнёнок лежат рядом на изумрудной травке…

– Не нужно мне, как его «все» представляют! – оборвала её Оксана. – Ты согласна лежать в райском саду меж львом и ягнёнком? Это, по-твоему Слишком много случайностей 7 глава, счастье?

– Лежать меж львом и ягнёнком? – Жанна расхохоталась. – Да, ты права. И яблок я больше 2-ух съесть не смогу, хоть они какие райские. Так что все-таки такое Рай?

– Это жизнь. Жизнь полная счастья. И ты на данный момент должна сесть и придумать её. И как ты Слишком много случайностей 7 глава сможешь представить для себя Рай, так мы сходу выйдем из этой камеры и окажемся там.

– Придумать Рай? – Жанна опустилась на свою подстилку и застыла, уткнувшись взором в броский прямоугольник на кирпичной стенке.


sliyanie-aerodinamiki-i-elektrodinamiki.html
sliyanie-i-pogloshenie-firm-usloviya-processa-i-dlya-chego-eto-proishodit.html
sliyanie-ot-redakcii.html